Воспоминания об Афганской войне Игоря Фурманова: “В бесконечных рейдах самое страшное было остаться одному: отстать или потеряться”

Около ста зельвенцев в разные годы исполняли воинский долг в разных точках земного шара. Многие уже ушли из жизни. Но память о них остается – в фотографиях, письмах, которые в свое время были написаны домой, а также публикациях в районной газете “Праца”. Об одном из участников войны в Афганистане Игоре Фурманове, которого, к сожалению, сегодня уже нет с нами, газета писала в 2012 году.

Семейная реликвия в доме Фурмановых – парадный китель с наградами, в котором Игорь вернулся домой из Афганистана. О себе наш герой рассказывал скупо: «В той далёкой стране я, как и все, выполнял свой воинский долг».

В 1985 году Игорь закончил Гродненское СПТУ-64, где получил профессию строителя. Но поработать по специальности ему так и не довелось: в октябре вручили повестку о призыве на действительную военную службу.

На сборном пункте областного военкомата Игорь узнал, что будет служить пограничником в далёкой от дома Средней Азии. Скоро группа новобранцев из Беларуси прибыла в город Термез Узбекской ССР. Данный участок государственной границы СССР считался одним из самых напряжённых и опасных. В сопредельном Афганистане шла не объявленная война, на которой погибали советские солдаты и офицеры. В боевых операциях участвовали и пограничники Термезского и других погранотрядов Среднеазиатского пограничного округа (ведь у пограничников в те годы были две основные задачи: охрана государственной границы СССР и боевые действия на территории Афганистана).

На подготовку к пограничной службе новичкам отводилось шесть месяцев. Началась напряжённая учёба: подъёмы по тревоге, несение караульной службы и нарядов, многокилометровые марши с полной боевой выкладкой, дневные и ночные стрельбы и т.д. Новобранцы получали не только азы пограничной службы, но и теоретические и практические навыки боевых действий в горных и пустынных условиях. Преподавали их уже побывавшие на фронтах офицеры и сержанты. Все интуитивно понимали, что именно эти тактические занятия нужно воспринимать как аксиому.

Тогда, на уроках, молодые люди уяснили, а в боевых операциях закрепили главное правило войны: в бою первостепенное значение имеет умение командира правильно оценить ситуацию и принять необходимое решение. А солдат должен быстро и четко выполнять приказы командира, ориентироваться на местности, а также быть физически выносливым.

Месяцы учебы пролетели быстро. Началось направление на пограничные заставы и другие подразделения отряда.

“После сдачи экзаменов каждого из нас вызывали в штаб погранотряда, – рассказывал Игорь Фурманов, – где решали нашу дальнейшую судьбу. Меня направили в мотоманевренную группу, которая находилась на территории Афганистана. Базировалась она в приграничном городке Ташкурган.

Перед отправлением нас переодели в новую экспериментальную форму – «афганку», которая была очень удобной и отличалась от военной советской. На ней отсутствовали какие-либо знаки того, что мы являемся пограничниками. Наша служба в Афганистане была засекречена. Даже в письмах домой мы писали, что по-прежнему служим на границе.

До Ташкургана нас доставили вертолётом. По прибытии мы были представлены личному составу и распределены по подразделениям. Нас, молодых бойцов, закрепили за более опытными служащими. От них мы получили первые уроки и советы, как правильно действовать в боевой обстановке. И это очень пригодилось в последующем при выполнении заданий.

Уже через несколько дней после прибытия я принял участие в первой боевой операции. На задание мы выходили группой из 60–80 человек. Для огневого прикрытия нам давались бронетранспортёры, боевые машины пехоты, а к концу службы ещё и реактивная установка «Град». Нашей главной задачей было уничтожение формирований, караванов с оружием и наркотиками в приграничной с Советским Союзом территории. Каждая мобильная группа контролировала свой заданный район. В рейды мы уходили на несколько дней, на расстояние более ста километров. Выполнение боевых задач требовало от нас большого психологического и физического напряжения, мы постоянно были сопряжены с риском и опасностью. У моджахедов была своя разведка. Получая сведения, они стремились уничтожить нас. Поэтому редко какой из наших рейдов проходил без стычек с противником.

Однажды наше подразделение подняли по тревоге. Разведка установила, что в двух кишлаках находится крупная группировка моджахедов. Совершив быстрый переход, мы прибыли в заданный район и начали боевое развёртывание. Кругом стояла тишина, ничего не предвещало беды. Стали приближаться к кишлакам. И вдруг оттуда и с окрестных гор противник ударил по нам с гранатометов и стрелкового оружия. Мы оказались в настоящем огненном мешке. Колонна стала. Мощный вражеский огонь заставил десантироваться прямо в движении. Времени для размышлений не было. Выскакивали, кто как мог. На тот момент перед нами стояла единственная и важнейшая задача – выжить. «Духов» не было видно, но место, откуда они стреляли, примерно засекли. Заняли оборону и открыли ответный огонь. Сколько длился бой, не помню. Наш командир по радиостанции вызвал подкрепление. И через некоторое время в небе над нашими позициями появились боевые вертолёты МИ-24, которые начали наносить пушечно-ракетные удары по вражеским укреплениям. Через некоторое время сюда прибыли афганские воинские подразделения, которые и провели «зачистку» кишлаков.

Благодаря умелому руководству наших командиров и слаженным действиям бойцов мы остались живы. Раненых сразу погрузили в транспортные вертолёты и отправили в госпиталь погранотряда”.

После этого боя вновь закрутилась череда военных будней с ежедневными рейдами и засадами. Игорю Фурманову ещё не раз пришлось ощутить дыхание смерти. Но с каждым разом он всё хладнокровнее воспринимал окружающую жуткую действительность – как обычную службу. Единственное, к чему не привык, – страх остаться одному: отстать или потеряться. Но, следует отметить, пограничники своих никогда не оставляли, даже мертвых. Недаром за всю Афганскую войну ни один пограничник не попал в плен.

Кроме боев, изнуряющей жары и болезней Игорь Григорьевич вспомнил и радостные события. Это письма из дома. А еще возвращение после боевых действий на базу, где их ждали и всё было организовано для отдыха и «мирной» жизни: можно было сходить в баню, посмотреть привезенный из Союза новый кинофильм, умудрялись даже праздновать дни рождения, прочие праздники. Жаль только, что на базе находились мало, больше на боевых операциях.

В 1987 году Игорь вернулся домой в Зельву. Через год его вызвали в военкомат, где торжественно вручили Почетную грамоту Президиума Верховного Совета СССР, которой он был награждён за мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга. А через некоторое время Игорь Фурманов получил первое офицерское звание – младший лейтенант.

Кроме того, за добросовестное отношение к службе, умелые действия в боевых условиях Игорь Фурманов награждён нагрудным знаком «Отличник погранвойск» I и II степеней, «Старший пограннаряда», а также афганской медалью «От благодарного афганского народа».

Газета “Праца”

Присоединяйтесь к нашему каналу