В Зельвенском районе студенты из Казани разбили палаточный лагерь

874

В любое время и в любую погоду эти люди, собрав рюкзаки и заточив лопаты, могут бросить все дела и отправиться в другой город, даже в другую страну… переворачивать кубометры земли. Год за годом, километр за километром они уменьшают количество белых пятен в истории Великой Отечественной войны. Свое дело казанские поисковики называют святым, ведь для многих тысяч советских бойцов могилами стали окопы, пулемётные ячейки, дзоты и доты, воронки от взрывов… И только сейчас, благодаря им и еще сотням таких же российских поисковых отрядов, имена многих непогребенных, пропавших без вести красноармейцев установлены и увековечены.
873

Ворошить прошлое иногда есть смысл

– Война не закончена, пока не похоронен последний солдат, – говорит руководитель экспедиции Илья Прокофьев. – На огромной территории бывшего Советского Союза тысячи героев до сих пор продолжают лежать под открытым небом – там, где их настигла смерть. Да и можно ли считать захороненными тех солдат, которых после гибели стаскивали в ямы и овраги, слегка присыпая землей?! Защитники нашей Родины достойны того, чтобы быть захороненными по воинским и просто человеческим традициям.
Региональная общественная молодежная организация «Объединение «Отечество» Татарстана, управляющим делами которой и является Илья Прокофьев, существует 20 лет. Традиционно татарстанские отряды не по указке сверху, а по велению сердца участвуют в поисковых экспедициях в самых кровавых областях времен войны – Ленинградской, Смоленской, Новгородской, Волгоградской областях. В Беларуси они не впервые. В 2010 году совместно с 52-м специализированным поисковым батальоном Вооруженных Сил Беларуси была организована международная экспедиция в Витебскую область.
– Нам часто говорят, мол, зачем ворошить прошлое – сама земля похоронила солдат, – продолжает Илья Геннадьевич. – Но приходит очередная почта, а в ней, обязательно, – письма, в которых к нам обращаются с просьбами помочь установить судьбу пропавшего в годы войны родного человека. Родственникам важно, чтобы у него была могила, к которой можно было бы прийти и положить цветы. Когда удается установить личность погибшего и найти его родственников, мы говорим, что еще один солдат вернулся с войны, еще одно имя вычеркнуто из списка пропавших без вести. Ведь в военное время это словосочетание было страшным для родных и нередко означало: «сдался», «ушел с поля боя» или «дезертировал». Наша задача – восстановить справедливость. Конечно, всех погибших мы не сможем похоронить, но искать их мы будем всю жизнь…
876

Когда патриотизм не для «показухи»…

С 1994 года поисковиками «подняты из земли» и захоронены тысячи воинов, по медальонам и именным вещам установлены сотни имен погибших. Именно потому поисковики гордятся своей работой. И их легко понять: одно дело, когда ты читаешь о войне в учебниках истории, и совсем другое – когда собственными руками прикасаешься к легенде.
В лесу возле Кошелей россияне разбили целый палаточный городок. Среди шестидесяти участников экспедиции, люди разных возрастов и профессий, разного социального положения. В основном же здесь молодежь – студенты и выпускники различных университетов Казани. Обстановка в лагере теплая, дружная. С одной стороны, здесь дисциплина, с другой – все довольно свободно. Здесь никто никого не принуждает, ты сам приезжаешь по своему желанию. Всем равная по силам работа, еда, песни, стихи, разговоры вечером у костра. У некоторых это уже далеко не первая вахта памяти, но есть и новички.
На раскопки они едут не для «показухи» и денег, а ради удовольствия, хотя находятся скептики, которые видят в искателях … бизнесменов, прикрывающихся благородными целями. Общественная организация «Объединение «Отечество» финансируется через различные государственные гранты и программы и за счет спонсорских средств. Но эти деньги идут исключительно на приобретение специализированного инвентаря для раскопок, на транспортные перевозки и т.д.
875

О личности солдата расскажет медальон

Рабочий день поисковиков примерно длится с 9 утра до 5 вечера. Сначала они поисковики ведут визуальный осмотр местности, землю проверяют металлоискателем или щупом. Говорят, что найти с останками погибшего солдата именной медальон – редкая удача. И дело здесь не в умении, а, скорее, в везении. Сам по себе медальон – небольшая капсула, в которую была вложена бумажка со сведениями о его владельце. Найти в куче грязи его очень сложно. Но именно благодаря ему можно идентифицировать личность павшего бойца. Правда, многие медальоны, которые откапывают поисковики, уже успели сгнить, а некоторые и вовсе пустые. Дело в том, что во время войны такие медальоны имели неофициальное название – «смертные». Среди солдат бытовало поверье, что, вкладывая в него записку с личными данными, тем самым подписываешь себе смертный приговор. Поэтому некоторые воины игнорировали это требование. В результате многие обнаруженные останки так и остаются безымянными.
Изучению обнаруженных медальонов уделяется много времени. Экспертиза может длиться годами и не всегда приводит к желаемому результату. Если данные удается расшифровать, то отряд приступает к поиску родственников.
Установить личность солдата помогают также надписи, сделанные на найденных ложках или котелках, сохранившиеся элементы амуниции, пряжки, ремни.
878

Неделями живут под открытым небом

Среди участников экспедиции большая половина – девушки. Одна из них –журналистка из русской службы медиакорпорации Би-би-си Ольга Ившина. Каждый отпуск уже четвертый год подряд она участвует в раскопках. Интересуюсь, не сложно ли неделями жить в походных условиях.
– Сложно – первый день в экспедиции, а потом привыкаешь, – говорит Ольга. – Среди нас нет капризных, благодаря закаленному характеру все прошли испытания на физическую и моральную выносливость, на холод и жару. Кстати, о погоде. В Беларуси идеальные климатические условия для раскопок. И люди у вас добрые, гостеприимные. Местные жители, как узнали, что мы здесь, приходили знакомиться, гостинцы приносили.
877
В палаточном лагере несколько отрядов. Каждый сам обустраивает быт, готовит на костре еду. Что особенно впечатлило: условия жизни в лесу поисковики стремятся максимально приблизить к домашним – на деревьях картины развесили, свет провели.
На Зельвенщине участники поисковых отрядов планируют задержаться до 15 июля. Но если поиски не увенчаются успехом, то вполне вероятно, что в следующем году они вернутся сюда снова.
Ирина МИКЛАШЕВИЧ.

Присоединяйтесь к нашему каналу