Корреспондент «Працы» продолжает рассказывать о своем путешествии по Беларуси

Продолжение. Начало здесь.

img_0880

Я могла бы провести всю жизнь, гуляя каждый день по новому городу. Какое наслаждение – вливаться в толпу суетящихся местных жителей и не спеша плыть «по течению», с интересом оглядываясь на то, что стало привычным для коренного населения. Исследовать Гомель – второй по величине город Беларуси, раскинувшийся на берегу реки Сож, – мы отправились по историческому треугольнику улиц Победы, Советской и проспекта Ленина. Первое впечатление – архитектура исторического центра великолепна! Что ни здание – шедевр. Советская запомнилась особенно: именно на этой улице находится известный Гомельский цирк, здание которого напоминает летающую тарелку (особенно в вечерних сумерках), а также парк имени Горького, за которым расположен кукольный театр со скульптурами героев любимой многими сказки о Буратино.

Но, пожалуй, главная достопримечательность Гомеля – дворец Румянцевых-Паскевичей. Сегодня в покоях дворца, отреставрированных и вернувших свой первоначальный облик, расположился областной краеведческий музей, нередко называемый белорусским Эрмитажем в силу богатства его экспозиций. Ещё одна изюминка дворца – разбитый вокруг него старинный парк, по нашим ощущениям, лучший в стране. Не только потому, что он многоуровневый и буквально «напичкан» достопримечательностями (тут и Петропавловский собор, и подземная усыпальница князей Паскевичей, и «Зимний сад», и оранжерея со смотровой башней, и Лебединый пруд), но и в силу диковинной особенности: гомельский парк сплошь и рядом увешан скворечниками и… домиками для белок. Причём рыжие зверьки настолько привыкли к людям, что осмеливаются есть угощения прямо из рук! Каково это, кормить семечками сидящую на руке белку? Потрясающе!

Из Гомеля направляемся в Добруш. Что интересного там? Да, пожалуй, кроме бумажной фабрики, основанной в 1870 году, ничего. Обычный провинциальный городок, из которого мы, тем не менее, привезли по магниту.

А вот в Ветке задержались. Прогулялись по Красной площади, где посетили известный далеко за пределами Беларуси музей старообрядчества и белорусских традиций. Уникальное место! Только представьте себе: богатые экспозиции музея разместились на трёх этажах! Один из них посвящён истории города. Ветка, основанная русскими переселенцами в 1683 г., была поселением свободных людей. Раньше такие поселения назывались слободами. В них концентрировалась ремесленная и торговая деятельность. По легенде, в Ветке было около 1000 купеческих лавок. Во время ярмарок из окрестных деревень приезжали в 2–3 часа ночи, чтобы занять место ближе к центру. На 2–3 мили вдоль улиц выстраивались возы, и кипела торговля. Кроме того, Ветка долгое время была духовным и культурным центром всего старообрядчества, оставаясь символом свободы и вдохновения для многих единоверцев на территории России. Российские власти, обеспокоенные растущим авторитетом своих бывших подданных, предпринимали попытки полного уничтожения ветковских слобод. Ветку сжигали дважды – в 1735 и 1764 годах. Но вновь и вновь она, как Феникс, возрождалась из пепла.

На втором этаже представлена экспозиция «Тканый космос», посвящённая узорному ткачеству и вышивке юго-востока Беларуси и приграничья с Россией и Украиной. В зале 23 витрины. Среди них символичные интерьеры белорусской хаты: «Чырвоны кут», «Ганак», «Гарышча». В центральном комплексе – витрина «Стварэнне свету», отражающая миф о происхождении мира на языке ткачества, ведь узорный конец ручника, да и весь он – тканая модель культурного и обрядового пространства.

В третьем зале – история книжной культуры Ветки. Эта земля по сей день богата на памятники древней книжной культуры. Собрание старопечатных и рукописных книг Ветковского музея насчитывает сейчас около 500 памятников XVI–XX вв. Среди наиболее редких изданий дониконовской печати – книги первых русских и белорусских мастеров: Ивана Фёдорова, Петра Мстиславца, Андроника Невежи, а также повторные издания этих книг, сделанные в конце XVI в.; книги лучших мастеров московских дворов первой половины XVII в.: Радишевского, Невежина, Бурцова, Фофанова, Кириллова, Иванова; первая книга печатного двора Киево-Печёрской лавры (Анфологион, 1619).
Даже если бы очень захотела, не уместила бы в одном материале той информации, которая доступна посетителям ветковского музея. Экспозиции оформлены так, что каждый желающий за 2 рубля сможет получить исчерпывающую информацию о тех или иных предметах экспозиции. А за 1,5 рубля ещё и сфотографировать их. В общем, будете в тех краях, не поленитесь зайти в музей. Пусть для вас будет стимулом тот факт, что люди приезжают сюда за тысячи километров. Только за время нашего визита в музее побывали 4 иностранные группы.

***
Следующий населённый пункт – Чечерск – встретил нас проливным дождём. Но даже это не помешало оценить его красоту. Скорее, наоборот, наделило городскую ратушу, у которой мы стояли в ожидании конца ненастья, особенным шармом: вглядываясь в сооружение сквозь усыпанное каплями дождя автомобильное стекло, мы понимали: всё проходит, кроме стремления человека творить прекрасное. Чечерская ратуша входит в число так называемых семи чудес Чечерщины – такой вот маркетинговой «приманкой» воспользовались местные власти для привлечения туристов. Впрочем, похвастать и правда есть чем. Та же ратуша – уникальный памятник архитектуры республиканского значения. В Беларуси подобных объектов сохранилось всего 7. Однако Чечерская ратуша – единственная, которая имеет 5 деревянных башен. Особенность её архитектуры ещё и в том, что здесь смешаны классический, готический и даже восточный стили. А зубцы на башнях символизируют то, что город не раз посещали царственные особы.

img_1058

Есть в Чечерске ещё один объект, достойный внимания, – Спасо-Преображенская церковь. Это единственный в Беларуси храм-ротонда (круглой формы). Его возвели в конце XVIII века по заказу графа Захара Чернышёва. Диаметр культового сооружения 15 метров. Расстояние от пола до купола тоже 15 метров. На освящении церкви в 1783 г. была сама Екатерина II. В храме сохранились древние иконы кисти итальянских мастеров и работа местного художника Яна Санковича «Сошествие в ад», датируемая 1678 годом.

Делаем контрольные снимки и направляемся в Рогачёв – родину любимого с детства лакомства – сгущёнки. На въезде в город, у завода, обнаруживаем памятник сладкой гуще. Восторгу нет предела! От самого же Рогачёва впечатления не столь упоительны. Районный центр не славится именитыми памятниками архитектуры или зодчества, зато на момент нашего приезда усиленно готовился к проведению Дня белорусской письменности: практически все улицы были перекопаны и утопали в лесах. Строительных.

Последним в Гомельской области посещаем агрогородок Красный Берег Жлобинского района, где впадаем в некоторый, что называется, когнитивный диссонанс: в малоизвестном населённом пункте обнаруживаем сразу 2 великолепных объекта. Один из них – усадьба Гатовских конца XIX в., сердцем которой является неимоверной красоты дворец. Второй объект – мемориальный комплекс на месте детского концлагеря, своего рода детская Хатынь. История этого места пробирает до мурашек. Посёлок Красный Берег в годы войны – мощный рубеж обороны гитлеровских войск, железнодорожный узел. Потому здесь размещался сортировочный пункт – пересыльный лагерь, куда поступали пленники – взрослые и дети. Большая часть из них отправлялась дальше в концлагеря Польши и Германии, кто-то – на работу на фабрики и заводы рейха. А дети, имевшие первую положительную группу крови, становились донорами для немецких солдат. По некоторым свидетельствам, кровь у детей брали три раза. Третий забор, как правило, был смертельным. Тела юных доноров сжигали в печи или на костре в виде свастики, что горел день и ночь на сборном пункте… Как установлено, детей-доноров было 1990.

img_1147
Архитектурная режиссура мемориала продумана тонко: открывает памятник скульптура незащищённого ребёнка. Центром всего ансамбля является «Площадь Солнца», где на вечной пристани стоит Кораблик Надежды с именами спасённых во время освобождения деревни ребят и 24 витража, выполненных по сохранившимся из концлагерей и после войны детским рисункам. От площади идут лучи-аллеи белого цвета. Но один из лучей – «Луч Памяти» – чёрный. Он проходит на «Площадь Солнца» через «Мертвый класс» из белых пустых парт и школьной доски, где напечатано реальное письмо-завещание 15-летней Кати Сусаниной отцу с фашистской каторги.

Детям, которые прошли через фашистский ад, детям, которые, никогда не сядут за школьные парты, детям, которые никогда не нарисуют своё счастье… Посещение этого мемориала впечаталось в наши сердца острой болью, которую пережили дети.
Продолжение следует…
Алеся ШУМОВИЧ.

Похожие новости

One Thought to “Корреспондент «Працы» продолжает рассказывать о своем путешествии по Беларуси”

  1. Василиса Руденко

    Мемориальный комплекс на месте детского концлагеря – поистине один из немногих объектов, где настолько глубоко и концептуально воплотились его история, символика и архитектурное решение. Возможно, я не совсем хорошо знаю Беларусь, но вряд ли во всей стране сыщется подобный мемориал…

Добавить комментарий