Июнь сорок первого. Глазами солдата

Даже спустя 76 лет после начала войны, которая для советского народа стала Великой Отечественной, интерес к ней не ослабевает, и любое новое свидетельство привлекает к себе внимание, заставляя нас, детей и внуков ветеранов, вновь переживать прошлое, а историков (и просто граждан страны) дополнять летопись Великой Отечественной неизвестными ранее фактами и оценками.

Люди старшего поколения всегда с тяжёлым стеснением в груди встречают день 21 июня. Всё в нём будит воспоминания о последнем мирном и счастливом предвоенном дне, о лучших надеждах на будущее, обо всём том, что было мгновенно опрокинуто беспощадным словом «война».

В архивах, музеях Великой Отечественной войны сохранились письма, дневники военнослужащих, в том числе немецкой армии, найденные на полях сражений.

Предлагаемый читателям дневник неизвестного немецкого офицера 29-й моторизованной дивизии, организационно входящей в состав 2-й танковой группы (командующий – генерал-полковник Гудериан), группы армий «Центр» был подобран советским солдатом Федотом Баскаковым в деревне Серебряная Тульской области во время зимнего наступления 1941/42 гг. РККА.

Записи велись с 3 июня по 2 сентября 1941 года. События трёх месяцев войны, самых тяжёлых для Советского Союза, увидены глазами противника и освещают начальный период войны на одном из участков советско-германского фронта.

По мотивам дневника
немецкого офицера

К исходу 21 июня 1941 года немецко-фашистские войска и войска бывших союзников Германии полностью закончили (за исключением 11-ой немецкой, 3-й и 4-й румынских армий) сосредоточение и развёртывание для осуществления плана «Барбаросса». К началу войны командованием фашистской Германии было создано три армии («Север», «Центр» и «Юг»).

С 3 июня по 22 июня 1941 года записи дневника посвящены передвижению к границе СССР по территории Польши. Марш совершался без всяких осложнений, как в мирное время.

19.VI.1941 г. 

«Мы готовы».

20.VI.1941 г.

«Всё погружено».

21.VI.1941 г.

«Завтра выступаем».

22.VI.1941 г.

«То, что многие считали невозможным, наступило. В три часа наши товарищи на границе перешли в наступление. Мы чувствуем себя наэлектризованными и ждём известий оттуда. Перед обедом мы выстроились в бесконечный ряд движущихся машин…».

23 и 24 июня батальон, в котором служил этот офицер, продвигается на восток. Через Лозицу-Константиновку в Новопавлово. Немецкий офицер сетует на жару. «Во всяком случае жара доставит нам много мучений…»

25.VI.1941 г.

«Около 6 часов мы в Тересполе. С фронта сообщают, что Брест-Литовск в наших руках. На пути своего движения вперёд мы видели диковинный аппарат. (Для разрушения крепостных сооружений (Брестской крепости) были доставлены тяжёлые реактивные установки «Карл» (Анфилов В.А. Незабываемый сорок первый. – М.: Советская Россия, 1989. – С. 147) – Авт.). Чудовищный железный ящик на цепях с каким-то сооружением наверху. Мы слышим звуки от стрельбы 65-сантиметровой мортиры. В 7 часов 20 минут мы перешли военный мост севернее Бреста. Теперь дело хорошо продвигается вперёд. Нас догнал первый поезд. Танки нашего корпуса (5 танковых дивизий) справились с уже более чем 500 танками противника… Поздно днём мы достигли Пружан и Розаны. В пути мы видели много русских танков, расстрелянных и сожжённых. Но также много и наших товарищей пало…».

26.VI.1941 г.

«Рано утром мы продвинулись на несколько километров дальше через Езерницу на северо-восток. Из кустов и ржаных полей мы были обстреляны из винтовок и пулемётов. Затем начали стрелять со всех сторон. Чтобы добиться покоя, нам пришлось прочесать всю окружающую местность. Так как они себя ничем не обнаруживают, то мы решили с ними долго не возиться и окружили всю местность. Гражданских мы также бьём всеми видами оружия, находящимися на вооружении германской армии. Жаль только, что не хватает верёвок, чтобы вешать этих коварных. Ещё перед полуднем мы получили наше задание. Через Езерницу, где расположен полк дивизии, продвинулись на восток. Наш постоянный спутник – густое облако пыли. На плохих пыльных дорогах мы беспрерывно продвигаемся вперёд. … Вечером батальон закрепился фронтом на север. В полночь снова прибыл приказ выступать».

27.VI.1941 г.

«Ещё до наступления рассвета батальон начал отступать на Езерницу. В полку оставшаяся часть батальона получила задание пробираться к Розане. Ночью русские прорвались к дороге. (В ходе наступления танковые клинья немецкой армии, уткнувшись в оборону войск РККА и встретив упорное сопротивление, старались обойти. Нащупав брешь в обороне войск Красной Армии, танковые клинья противника устремлялись на восток к новым рубежам. Блокирование, окружение и уничтожение советских войск в узлах сопротивления возлагались на вторые эшелоны противника). Для выполнения этого задания нам были приданы две зенитки-автомата. Мы отошли к Розане, куда уже подошла наша пехота. Когда батальон только собрался отходить на Езерницу, лес севернее Розаны был занят противником. Одновременно на другой стороне Розаны началась стрельба. Русские танки начали наступление на Розану. Батальон занял у пункта 183 оборону».

28.VI.1941 г.

«Ранним утром унтер-офицер Крез выстрелом из-за куста, по всей вероятности, тяжело ранил комиссара, а затем мы продолжили отступление на Езерницу. Там нас уже ждало другое задание – дальнейшее продвижение на север к дороге Цельва – Слоним. Севернее этой дороги на Платенике (деревня Плетяничи Зельвенского района – Авт.) мы закрепились».

29.VI.1941 г.

«Ночь протекла не без приключений. Как только начало смеркаться, на нас обрушились танки и 25 русских. Прежде чем мы успели догадаться, что это действительно русские, танки обрушились на нашу ударную (gr.W) группу, расположенную у дороги, гранатомётчики погибли … (следуют фамилии унтер-офицеров и солдат. Всего 13 фашистов – Авт.). В братской могиле мы предали павших земле».

Понеся большие потери в приграничном сражении, находясь в полуокружении, войска
3-й и 10-й армий Западного фронта, выполняя указания Ставки главного Командования (занять оборону по линии Лида – Слоним – Пинск), продолжали частью сил контратаковать противника. Приказ начальника Генерального штаба РККА Г.К.Жукова («Четвёртое. Иметь в виду, что первый механизированный эшелон противника очень далеко оторвался от своей пехоты… Если удастся, организуйте сначала мощный удар по тылу мех-эшелона противника, двигающегося на Минск–Бобруйск, после чего можно с успехом повернуться против пехоты») даёт возможность прокомментировать события, отражённые в дневнике за 29 июня 1941 года. Дневниковая запись немецкого офицера убеждает нас, что приказ нашими войсками честно выполнялся. Однако силы были неравные. Вечером 28 июня 1941 года войска противника ворвались в Минск.

29.VI. 1941 г.

«Вдруг с чудовищной стремительностью ворвался танк, но, слава богу, обошлось без потерь. Батальоны накапливаются для выполнения задачи на рубеже дорог Цельва (Зельва) – Слоним и Езерница – Платеник. Нам приданы зенитки, артиллерия и другое вооружение. Предстояло наступление против линии русских, оборудованной противотанковыми средствами. Наступление поддерживали танки. В своей укреплённой точке мы ещё раз подверглись нападению русских танков. Было раздавлено орудие 14-й роты. Таким образом, дела наши оставляют желать лучшего. Один из идущих сзади танков был взорван на минах нашими сапёрами. Около полудня выступили. Очень радостно наступать с нашими танками. Наступаем почти исключительно вне дорог, полем, через высоту 191 (в 3 км к югу Деректин (Деречин) пошли на дорогу Цельва (Зельва) – Мидервица). Вдруг перед нами очутился русский тяжёлый танк. Мы сразу же вскочили из автомашин. Рассредоточились и попрятались. Затем началось. Танки обрушились на танки, мы – на находящихся в полях ржи русских. Благодаря великолепному удару мы пробились почти до Мединицы. Там наши танки остановились… Пришли шесть штук русских танков и набросились на нас, открыли стрельбу. Среди развалин села лежат тяжёлые зенитки и артиллерия. Из-за недостатка спирта наши танки были оттянуты назад. У нас трое раненых взлетевшими в воздух частями русского танка. В 19 часов русские предприняли контратаку при поддержке танков. Справа нас обошли, а впереди стреляют пулемёты. Русские идут жуткой лавиной с криком «Ура!». Наши танки пришли на помощь и расправились с наступающими русскими танками. В жутком ночном сражении русские теснят нас всё дальше назад».

30.VI.1941 г.

«С рассветом мы отошли от пункта 191 и накопили силы для образования укреплённого узла с круговым обстрелом. Ранены 6 человек. Они доставлены нашими танками в Слоним. Однако недостаёт ещё 4 человек. После полудня были созданы специальные команды для сбора брошенного оружия и снаряжения. Эти команды приносят также трупы наших погибших. Мы похоронили их на пункте 191 около тригонометрического знака».

1.VII.1941 г.

«Вся войсковая группа должна отступить на Езерницу (на 01 июля 1941 года линия фронта группы армий «Центр» проходила по рубежу: Казакай, Вильнюс, Сморгонь, Долгиново, Борисов, зап. Пуховичи, Свислочь, Бобруйск – Авт.). Если будет необходимо, то мы вынуждены будем пробиться силой. На рассвете мы проходим через разрушенный Деркоцин (Деречин). На дороге Деркоцин – Цельва  мы встретили пост сторожевого охранения. Недалеко от Цельвы (Зельвы) повернули налево на Слоним. У того же самого узла, где мы вынуждены были два дня тому назад похоронить 13 товарищей, мы снова были обстреляны. Часть солдат роты пошла против противника, засевшего в поле и в лесу. Батальон продолжает продвигаться дальше вдоль дороги. Здесь наши танки опять поработали. Перед опустошениями на этой дороге бледнеет картина «Мёртвый лес». Трупный запах еле можно выдержать. Около Слонима повернули вправо и у Керцаинив собрались и сделали привал, предварительно мы, однако, выжгли весь кустарник и рожь на полях, т. к. в лесу прячется много стрелков противника».

2.VII.1941 г.

«В 5 ч. выступили. Через неделю снова на железной дороге А-2. Показывали нам дорогу Слоним – Барановичи. Дорога завалена. Затем пошли опустевшие, изъезженные, сожжённые песчаные дороги. У населённых пунктов много ухабов (немцу непривычно – Авт). В 18 ч.30 мин. мы, наконец, перешли бывшую польско-русскую границу и, таким образом, очутились в «раю для рабочих». Марш идёт на Кайданов. Северо-восточнее Кайданова мы заняли укреплённые позиции».

В начале июля 20-й, 9-й армейские корпуса, 12-я танковая и 29-я моторизованная дивизии приступили к ликвидации окружённых в районе Новогрудок, Трабы, Ружбевичи (возможно, Рубежевичи) останков 3-й и 10-й армий РККА. Этому и посвящены дневниковые записи с 3 по 8 июля 1941 года.

9.VII.1941 г.

«В полдень снова вперёд. У Борисова перешли Березину. Темп продвижения замечательный («Прима»).

Новая цель наступления: Днепр. Постепенно темп продвижения замедляется, но 29-я имеет право на движение».

С 10 по 15 июля в дневнике немецкого офицера отражены боевые действия на подступах к Смоленску. Отражён ввод в сражение новых сил противника.

Уважаемые читатели газеты! Моё личное мнение: к истории надо подходить честно. А это требует мужества – не закрывать глаза на истинные причины тех или иных событий. Иначе говоря, это требует умения смотреть правде в глаза: горька она или сладка.

Материал подготовлен с использованием статьи А.С.Прокопенко «Мы готовы. Всё погружено. Завтра выступаем» (Из архивов Министерства обороны СССР. Военно-исторический журнал, №1, 1990. С.19–21).

Николай ЕМЕЛЬЯНЧИК, г.п.Зельва.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.